«Я не даю Facebook разрешение». Имеют ли юридическую силу такие запреты?

      Комментарии к записи «Я не даю Facebook разрешение». Имеют ли юридическую силу такие запреты? отключены

АиФ.ru выяснил у юриста, имеет ли смысл и силу запрет пользователя соцсети на использование его фотографий и информации и можно ли сохранить конфиденциальность публикаций.

Соцсеть Facebook охватила война перепостов, касающихся якобы вступающего в силу нового правила, разрешающего использовать владельцам сети фотографии из личных аккаунтов. Пользователи копировали себе на страницу один и тот же текст, который, по их мнению, может защитить их профиль: «Я не даю Facebook или другим лицам, связанным с Facebook, разрешение использовать мои фотографии, информацию, сообщения или сообщения, как в прошлом, так и в будущем. Этим заявлением я уведомляю Facebook, что категорически запрещается разглашать, копировать, распространять или предпринимать какие-либо другие действия против меня на основании этого профиля и/или его содержимого. Содержание этого профиля является частной и конфиденциальной информацией. Нарушение неприкосновенности частной жизни может быть наказано по закону (UCC 1-308-1 1 308-103 и Римскому статуту)».

Свобода слова от Дяди Сэма. Всё что нужно знать о цензуре в Facebook

Несколько лет назад сообщение практически с таким же текстом разлеталось по другой соцсети — «ВКонтакте». Подобные волны распространения якобы официальных обращений и форм, способных защитить личную информацию интернет-пользователей, были замечены и ранее: в начале 2008 года, осенью 2009, далее в 2012 и в 2015 годах. Юрист в области интеллектуальной собственности Вадим Колосов рассказал АиФ.ru, имеют ли юридическую силу подобные перепосты, есть ли вообще смысл в подобных заявлениях и что не так в самой формулировке «запрета».

Защитит ли такой пост авторские права?

«Никаких глобальных изменений по вопросам авторского права или конфиденциальности в новой редакции, по сравнению с действующей и с практикой подобных Facebook сервисов, я не заметил. Указывается цель разрешений — возможность адекватного оказания услуг (предоставления продуктов Фейсбука)», — говорит юрист. Он объясняет, что при принятии заявленных изменений публичное размещение на «стене» в социальной сети подобных постов-предупреждений едва ли имело бы силу ввиду ненадлежащей формы и отсутствия акцепта сервиса, то есть соглашения, принятого пользователем при регистрации в социальной сети. Что касается авторских прав, то принятым при регистрации соглашением пользователь фактически заключает договор с социальной сетью.

Регистрируясь в соцсети, пользователь принимает ее условия. В соглашении Facebook, в частности, говорится, что, загружая или публикуя контент, пользователь дает Facebook неисключительную, «действующую по всему миру лицензию с правом передачи и выдачи сублицензий на хранение, использование, распространение, изменение, запуск, копирование, публичное исполнение или показ, перевод контента и создание производных работ на его основе». Такой пункт содержится в соглашении почти всех подобных онлайн-сервисов.

Почему подобный пост в соцсети не имеет юридической силы?

По мнению Вадима Колосова, подобный пост или его шаблон не мог быть написан человеком с юридическим образованием. «Уведомлять Facebook через публикацию на «стене» — это как выйти на улицу с криками аналогичного содержания: смешно и юридически никак не может обязать Facebook. Содержание публичного профиля не может быть конфиденциальным. Хочется сохранить конфиденциальность информации — не надо ее публиковать!», — говорит он.

По словам Колосова, некоторые выдержки из текста вызывают большое удивление или выглядят абсолютно безграмотными с юридической точки зрения.

1) «Все, что вы когда-либо опубликовали, становится общедоступным с сегодняшнего дня».

«Если пользователь опубликовал любой материал, то есть сделал его доступным для всеобщего сведения, то он становится общедоступным с момента публикации, так было и до новой редакции правил соцсети Facebook, о которой идет речь», — обращает внимание Колосов.

Как удалиться из Facebook?

2) «Я не даю Facebook или другим лицам, связанным с Facebook, разрешение использовать мои фотографии, информацию, сообщения или сообщения, как в прошлом, так и в будущем».

По словам юриста, здесь посты на «стене» и вовсе смешивают с личными сообщениями, то есть с перепиской, тайна которой охраняется статьей 23 Конституции РФ.

3) «Все <…> становится общедоступным с сегодняшнего дня. Даже сообщения, которые были удалены или фотографии — запрещены».

Как обращает внимание эксперт, настройки отображения не меняются, то есть посты, которые, например, раньше могли видеть только друзья, по-прежнему видны только им, а восстанавливать удаленные посты Facebook не собирается.

4) «Нарушение неприкосновенности частной жизни может быть наказано по закону (UCC 1-308-1 1 308-103 и Римскому статуту)».

Этот пункт вызывает особое удивление у эксперта. «Единообразный торговый кодекс (UCC), на который ссылаются в посте — закон США, он не действует в России. Римский статут так и не был ратифицирован в нашей стране, президент РФ Владимир Путин подписал отказ от участия в Римском статуте. Более того, статут касается разрешения дел, связанных с геноцидом, преступлениями против человечности и военными преступлениями, что вряд ли соотносится с использованием информации из социальных сетей», — объясняет Колосов.

Источник